Программа «Профилактика подросткового суицида» — Фонд «Плюс Р»

“Суицид – это безвозвратный уход, и чаще всего к нему приводят ситуации, которые оказываются не более, чем временной проблемой” – Эдвин Шнейдман – основатель Ассоциации Суицидологов США, 1985 года..

Наш фонд занимается профилактикой подросткового суицида, помогая подросткам и их родителям увидеть опасность и понять, как нужно действовать. Также мы помогаем в организации стационарного лечения и последующей психотерапии. Символом нашей программы стал человек, который споткнулся на лестнице – если дать ему упасть, он получит травмы или может погибнуть. Но если вовремя протянуть ему руку, он пойдет дальше и, возможно, никогда не вспомнит об этом эпизоде. Именно таким является подростковый суицид может навсегда оборвать жизнь, если человеку не помочь. Если же подростку вовремя помочь, то он научится справляться с такими мыслями и больше о них не вспоминать.

Самоубийства совершаются людьми любого возраста, но в период с 15 до 29 лет они становятся второй по значимости причиной насильственной смерти, уступая только гибели в ДТП.

Каждый день в России совершают суицид один-два подростка, пять-шесть пытаются это сделать. С каждым годом суицид молодеет – сейчас мы знаем о случаях добровольного ухода из жизни 8-9- летних детей.

Причин подросткового суицида несколько, однако основными являются семейное благополучие, ощущение собственного одиночества, брошенности, отсутствия любви.

Семейное неблагополучие не равно “неблагополучная семья”: если ребенок одет и обут, не голодает и не сталкивается с физическим насилием, это не означает, что он застрахован от суицида. Даже в самой внешне гармоничной семье подросток может чувствовать себя лишним либо попасть в ситуацию, когда уход из жизни кажется лучшим выходом.

Практически всегда, решаясь на крайний шаг, дети просят о помощи. Это может выражаться в определенном поведении: бессонница, отказ от еды, самоповреждения; может проявляться в интересе к “группам смерти”, суициду в целом; подросток может и прямо просить помощи – 60% подростков, совершивших суицид, звонили или писали родителям или друзьям, рассказывая о том, что они собираются сделать. Часто окружающие либо не видят этого, либо не могут поверить.

Поэтому мы рассказываем о деструктивном поведении подростков, позволяющем увидеть опасность и оценить ее реальность.

Мы сотрудничаем с ведущими специалистами в области подростковой психиатрии, прежде всего с Научно-практическим центром психического здоровья детей и подростков имени Сухаревой (Москва), используем в своей работе методики ЮНИСЕФ и ВОЗ, ориентируемся на опыт западных психиатров, работающих с суицидом.

Часто родители, которые видят проблемы своего ребенка и заботятся о нем, не знают, куда можно обратиться. Есть страх, что ребенок столкнется с бестактным отношением, либо его поставят на учет, либо (особенно в небольших городках) информация просочится в круг друзей и знакомых, ребенок получит клеймо “психа”. Мы помогаем найти клинику, где бесплатно, качественно и без постановки на учет. В случае, если это невозможно – оплачиваем лечение.

Важно понимать, что после лечения, оказанной помощи, подросток возвращается в свой привычный мир. В котором сталкивается с теми же проблемами, если ребенок пережил буллинг, он может вернуться в ту же школу или в ту же дворовую компанию, отношения с родителями также могут оставлять желать лучшего… Мы поддерживаем детей и семью по возвращении домой. Необходимо, чтобы ребенок получал поддерживающую психотерапию, имел возможность общаться не только с врачом, но и с друзьями, которые его понимают (пусть и дистанционно), знал, в какую группу в социальных сетях обратиться, если потребуется помощь и совет.

Наш фонд ведет такие группы, в них работают волонтеры – психиатры и психологи, там же можно пообщаться с “товарищами по несчастью”.

Часто получить качественную помощь можно только в Москве, поэтому мы оплачиваем проезд к месту лечения, проживание… ну и лекарства, конечно. Упаковка препарата, необходимого для лечения депрессии, может стоить от 500 до 3000 рублей, и нужно таких упаковок 2-3 в месяц на человека.

Мы понимаем, что все хотят видеть лица детей, которым помогаешь, слышать рассказы от первого лица. Мы не можем вам этого дать, наши пациенты очень стигматизированы, напуганы, боятся порицания. Родители не решаются говорить о своем горе, потому что их преследует колоссальное чувство вины. Дети боятся получить клеймо “ненормального”. Мы не можем показать вам фотографии, но мы покажем вам отчеты! Если вы хотите, чтобы завтра погибло меньше детей, чем вчера – помогите нам! Для этого нажмите на кнопку ниже.

29 июля 2021
Статьи для подростков и их родителей: Я и секс
Как говорить с подростком о первой любви, отношениях и сексе? Тема очень непростая, поэтому мы начинаем серию публикаций. Сегодня мы благодарим НЦПЗ имени Г. Е. Сухаревой за помощь подросткам и предоставленные материалы.
27 июля 2021
Почему подростки уходят из дома?
Сочетание категорических запретов, тотальный контроль и неспособность родителей к компромиссу и диалогу с ребенком, неуважение к его интересам и желаниям могут привести к победу из дома.
Все статьи