«Мы смотрим новости – вчера в нашем городе велосипедист неожиданно остановился и ударил женщину ножом. Что происходит?», «Каждый день в Бутово я вижу, как мигранты собираются большими компаниями и слоняются без дела. Стоит ли их опасаться?, «В связи с войной в Белгороде введен желтый уровень опасности, в том числе из-за преступности на улицах. Как объяснить детям, что их жизнь стала другой и нужно всего опасаться?». Таких вопросов становится все больше. Что ждет нас на улицах через месяц, два, три? Нужно ли становиться более осторожными и учить детей заранее распознавать опасность? Взрывной рост преступности – реальность или пустые страхи? Об этом мы говорим с людьми, большую часть жизни посвятившим борьбе с криминалом.

Новые девяностые: защититься и выжить.

«Если человек говорит тебе, что нынешняя ситуация и рост преступности не имеют причинно-следственных связей, скажи ему, что он дурак. – энергично реагирует Алексей Федяров на мои предположения о том, что обстановка на улицах не зависит от спецоперации. – И неважно, сколько у него звезд на погонах. Статистика наших правоохранительных органов не имеет отношения к реальности». Алексей – один из лидеров общественного движения «Русь сидящая», правозащитник, в прошлом – следователь и сотрудник прокуратуры. «Давай посмотрим на то, что происходит сейчас. Производства останавливаются и людей отправляют в неоплачиваемые отпуска. В Москве и других крупных городах сосредоточены огромные диаспоры мигрантов, и это не только люди из сопредельных государств. Многие приехали просто из других регионов, с Алтая, из Сибири, эти люди приехали на заработки, и сейчас у них не будет денег ни чтобы уехать, ни чтобы нормально жить. Этим людям скоро есть будет нечего, попросту говоря. Это одна сторона вопроса. Есть и другая. В 2009-2012 и дальше началась так называемая борьба с наркотрафиком, при этом в первую очередь сажали тех, кто был закладчиком или имел «на кармане» 2-3 дозы. Это никакие не мафиози, обычные наркоманы. Прошу прощения, наркопотребители, так более толерантно. Эти люди получали сроки – 8, 10, 12 лет, и именно сейчас эта волна начала обратное движение. Они выходят на свободу. Их не берут на работу, у многих умерли родственники, они лишились жилья. Куда они пойдут? Они пойдут на улицы, они будут красть, грабить, они будут пить и в этом состоянии драться, убивать, насиловать. К сожалению, это наша реальность».

По данным Генпрокуратуры, в 2020-2021 годах тенденции роста насильственных преступлений были не самыми радужными: по официальным данным, прирост количества зафиксированных случаев убийств, грабежей и разбоев составлял 25 – 30 000 случаев в год. По мнению специалистов, причиной было общее снижение доходов населения плюс психологическая обстановка во время ковида, вызвавшая общий рост агрессии. Одновременно именно в это время начался рост кибер-преступности (списание денег с карт, увеличение количества мошеннических сайтов, рост активности «колл-центров «Сбербанка России»»). Большая часть этих преступлений оставалась не раскрытыми: сами сотрудники прокуратуры признают, что раскрываемость составляет 46-53%, по некоторым преступлениям (например, квартирные кражи) не более 11%.

«Раскрываемость квартирных краж – один из маркеров качественной работы правоохранителей. – продолжает Алексей. – К сожалению, раскрываемость падает, потому что профессионализм уголовного розыска тоже снижается. Большинство идет в отдел борьбы с экономическими преступлениями, идут в наркоконтроль, потому что там можно быстро заработать. В обычном угрозыске постоянная нехватка сотрудников. Но самое страшное, самое опасное, конечно, это возникновение уличных банд. Которые будут бороться за место под солнцем, за возможность «работать» на той или иной территории, за оружие, в конце концов. Когда мы говорим об организованной преступности, мы вспоминаем «солнцевских», «курганских» и так далее, в то время как организованная преступность в первую очередь те самые уличные ребята».

Как человек, родившийся в девяностые, я помню обстановку на улицах и опасения своих родителей, когда я возвращалась затемно. Помню, что бОльшую часть своей юности носила с собой заточенную отвертку, которая формально не являлась оружием, но отбиться ей было можно. Надо ли нам сейчас учить наших детей не выходить на улицу затемно и носить с собой что-то для обороны?

«Детей, как и взрослых, нужно в первую очередь учить распознавать опасность. Реальную опасность. А дальше, в зависимости от ситуации, два пути. Если максимально упрощенно: бей или беги. – говорит Игорь Комиссаров, генерал-майор юстиции и в прошло один из старших помощников Александра Бастрыкина. – Но практика показала, что даже легальное владение оружием и другими средствами самозащиты (любыми) не всегда самое эффективное средств уберечься от опасности. Иногда проще уметь быстро бегать. И, повторюсь, вообще лучше стараться не попадать в потенциально опасные ситуации».

Нам, привыкшим за последние двадцать лет к относительному спокойствию и ощущению подконтрольности ситуации на улицах, сложно привыкнуть к этой мысли.

«Но если вы посмотрите на все исторические факты последних 50 лет, да и последних 2000 лет, вы сами увидите, что за исключением коротких промежутков, в жизни человека всегда присутствовало насилие в той или иной форме. Всегда на протяжении их жизни случались катаклизмы, войны, голод, нищета. И нет никакой волшебной таблетки, которая может нас спасти от возможных проблем. Мы можем спасти себя сами и обязаны научить этому своих детей – научиться выживать и побежать в любой ситуации в этом реальном мире.» – резюмирует Игорь Федорович.

Алексей с ним согласен: «Научитесь бегать на короткие дистанции. Научитесь обходить большие компании. Ставьте машину на стоянку с видеофиксацией, лучше закрытую. Сейчас наблюдается всплеск автомобильных краж, не угонов, а именно краж с целью разобрать машину на запчасти, которые в ближайшее время будут недоступны или просто дороги. Конечно, мы все уповаем на правоохранительные органы. Но нужно понимать, что количество реально работающих «на земле» сотрудников сокращается. Квалифицированных тем более. Мы, «старики», готовы делиться опытом, но пока, к сожалению, наш опыт не слишком востребован. Хотя при желании, я уверен, многие из нас готовы подключиться к противодействию насилию в любой момент».

Возможно, сейчас и правда настал тот момент, когда преступность стала реальным вызовом и стоит «позвать в строй» всех, кто готов ей противостоять? Иначе, как гласят рекламные щиты «Крепкий забор становится лучшей инвестицией», а самым востребованным навыком для обывателя станет бег. Готовы ли мы обсуждать эту тему?