В трудах Н.С. Трубецкого, Г.П. Торсуева и Л.Р. Зиндера подчеркивается тесное переплетение в речи фонетического и фонологического аспектов, поскольку фонетический слух обеспечивает восприятие всех акустических признаков звука, не имеющих сигнального значения, а фонематический – смыслоразличительных.
Фонематический слух понимается, как способность человека различать и узнавать звуки речи (Н.И. Жинкин), «смыслоразличительный систематизированный слух, обеспечивающий анализ и синтез звукового потока, и восприятие фонем данного языка» (Л.С. Цветкова). Л.С. Выготский, Р.Е. Левина, С.С. Ляпидевский, С.Н. Цейтлин определяют «фонематический слух» как речевой процесс, обеспечивающий выделение существенных признаков звуков речи и отвлечение от несущественных.
Трактовка этого понятия, основанного на дихотомии языка и речи, санкт-петербургской и московской фонологической школ отличаются.

Первая школа под фонематическим слухом определяет «некую психологическую способность произносить звуки языка на основе своих физиологических ощущений и сводить некое количество похожих звуков в один звукотип».

Представители московской школы поясняют термин, как «умение идентифицировать ту или иную фонему в составе значимой единицы языка, умение соотносить позиционные варианты с доминантной в той же самой морфеме». По определению А.Р. Лурия, – это акустическая основа фонематической организации языковых кодов, с выделением полезных признаков и абстрагированием от несущественных «вариантов».
Фонетический слух – это «слежение за непрерывным потоком слогов», различениеискаженного произношения и восприятие звуков в различных фонетических позициях (Н.И. Жинкин).

Фонетическая система, по мнению В.И. Бельтюкова, Н.И. Жинкина, Л.В. Неймана, Л.А. Чистович, Н.Х. Швачкина включает в себя речевые звуки, ударение и интонацию и развивается в процессе реализации нескольких взаимосвязанных направлений: одновременное формирование звукопроизношения и фонетического слуха, что способствует «формированию межанализаторных связей, развитию слухового внимания, слухо-двигательной памяти, слухового и кинетического контроля» и развитию интонационного слуха.


На основе фонематического и фонетического слуха формируется фонематическое восприятие, вместе они обозначаются как фонематические процессы.
В работах некоторых исследователей можно найти отождествление понятий «фонематический слух» и «фонематическое восприятие». Однако чаще всего исследователи придерживаются различного понимания этих аспектов, и определяют фонематическое восприятие, как умственные действия по анализу (Д.Б. Эльконин), специально воспитанные умения по дифференциации фонем и установлению звуковой структуры слова.
По мнению А.Н. Корнева, смысл термина «фонематическое восприятие» представляется не совсем корректным, поскольку объектом восприятия являются не фонемы, а звуки речи – «фоны». Более адекватным отражающим это содержание был бы термин «фонетическое восприятие».
Сущность механизма «фонематического восприятия» связана с интегративной природой фонем, включающих акустические и артикуляционные признаки (В.И. Бельтюков, Л.В. Бондаренко), которые взаимодополняют друг друга, ассоциируются вместе и порождают единое (Л.А. Чистович). Если один из этих образов оказывается деформированным, страдает и дифференцированность соответствующих фонем. Однако, по мнению А.Н. Корнева, количество дифференциальных признаков фонем избыточно, что позволяет различать их, опираясь на неполный список признаков. Нарушение фонематического восприятия – дисфункция, приводящая к неспособности распознавать отдельные звуки речи и звукокомплексы с резким снижением способности к образованию условных связей между звуковыми образами и их значениями (Н.Н. Трауготт, С.И. Кайданова).
В школьном возрасте неполноценность межанализаторной интеграции проявляется при овладении ребенком навыка чтения и письма, приводя к дисграфии и дислексии (А.Н. Корнев).
Развитие фонематического восприятия в онтогенезе существенно опережает созревание артикуляционного праксиса, на начальном этапе речевого развития акустический анализатор в акцепторе действия играет ведущую роль (А.Н. Гвоздев). Слуховая перцепция созревает до уровня, достаточного для дифференциации основных фонологических признаков звуков речи (Н.Х. Швачкин). По мере созревания артикуляционного праксиса кинестетический компонент начинает играть более активную роль в акцепторе действия акустико-артикуляторной базы и постепенно интегрируется с акустическим гностическим компонентом в целостный акустико-артикуляционный комплекс. Этот комплекс решает задачи обратной афферентации и самоконтроля в актах фонации и становится функциональной базой для формирования системы фонематических представлений. Ониявляются результатом межанализаторной интеграции слуховых и кинестетических образов, при недоразвитии которых (Г.А. Каше, М.Ф. Фомичева) в речи преобладают смешения звуков. Этот дефект Р.Е. Левина, Ф.Ф. Рау объясняют недостаточной сформированностью, недоразвитием семиотической системы фонологических противопоставлений.
Для восприятия речи необходимы нормально функционирующий физический слух и две самостоятельные подсистемы: неречевой и речевой слух. Эти подсистемы имеют общие подкорковые механизмы, однако в пределах коры больших полушарий они различаются. Левое полушарие в височной области воспринимает и анализирует речевые звуки, обеспечивая устойчивость фонематической системы языка, правое – воспринимает музыкальные и просодические элементы речи. Музыковеды и лингвисты (Б.В. Асафьев, С.А. Берлин, А.С. Вейхман, В.Н. Всеволдский-Генросс, А.Н. Глумов, С.Ш. Иртлач, М.Н. Козырева, Ю.А. Кремлев, Е. Назайкинский, Н.А. Римский-Корсаков, Л. Цеплитис) сходятся во мнении, что музыкальная и речевая интонация – «ветви одного звукового потока» и полагают, что музыкальная интонация произошла от речевой, «музыка и речь не могут существовать вне интонации».
Специфика этих явлений проявляется на уровне восприятия. Отличительным свойством музыкального слуха является выделение целостного качества звука. Основой для речевого слуха является восприятие звуковыстной интонации, ориентация на тембр звука (Е. Борзова).
Остановимся на характеристике исследователями термина «речевой слух». М.Р. Львов под этим определением понимает «составной элемент языкового чутья (интуиции), возникающий у человека в процессе практического пользования языков на основе внутренних, не всегда осознанных обобщений». По мнению Е.И. Исениной, О. Степановой, речевой слух представляет собой два взаимосвязанных явления – фонематический слух, как способность к различению фонем, и способность к слуховому восприятию речи. Развитие речевого слуха носит «эвристический характер», распознавание слова происходит до освоения фонематических рядов различия, наиболее информативными для восприятия слова в речи у детей и взрослых являются наиболее сильные – ударные и первые элементы узнаваемых слов. С.Ф. Иванова определяет речевой слух как «психолингвистическую» способность человека при восприятии речи улавливать слухом и одновременно воспроизводить во внутренней речи все фонологические, средства языка, артикулируя и интонируя слышимую речь. Основой речевого слуха, по Е. Борзову и Г. Вишневской, служит тембровое восприятие звуковысотной интонации. Его воспитанию способствует слушание, чтение стихов, наблюдение за актерской речью и имитирование эмоциональных отрывков речи. А.Ф. Ломизов подчеркивает важность речевого слуха для восприятия и воспроизводства интонации, для понимания и выражения мысли, лучшего осмысления синтаксических конструкций и пунктуационных правил, для усвоения звуковой стороны языка и общей культуры устной речи. Он нужен «слушающему, говорящему, читающему, пишущему». Г.П. Фирсов отмечает важность достаточно развитого речевого слуха учащихся для обучения орфографии, овладения ими правильного литературного произношения и выразительного чтения.
По своей структуре речевой слух представляет собой сложное явление, которое состоит из фонематического и фонетического слуха и выполняет две главные функции – воспринимающую и воспроизводящую (А.Р. Лурия). Иначе трактует компоненты речевого слуха С.Ф. Иванова, автор выделяет физический слух (способность воспринимать звучащую речь в диапазоне громкости), фонематический (способность различать и воспроизводить звуки родного языка), звуковысотный (способность улавливать и воспроизводить в речи просодические явления) и ритмический слух (способность воспринимать и воспроизводить в речи сообразный ситуации темп и ритм).
Формирование речевого слуха, по слухомоторной теории слухового восприятия В.Н. Галунова, Н.И. Жинкина, В.П. Зинченко, А.И. Зимней, Л.А. Кожевникова, А.А. Леонтьева, А.Р. Лурия, Л.А. Чистович, осуществляется при ближайшем участии артикуляторного аппарата и только в процессе артикуляторного опыта приобретает законченный характер. Этот процесс происходит в первые годы развития ребенка, а к дошкольному возрасту осуществляется без видимого участия артикуляций. Однако если работа по выделению существенных и торможению несущественных фонематических признаков выпадает, речевой слух нарушается. Речевой слух развивается по мере накопления слухового опыта – системы динамических стереотипов, и зависит от развития внутренней речи, которая выполняет регулирующую или планирующую роль. Методика формирования речевого слуха, по мнению Л.В. Теплова, базируется на онтогенетических ступенях развития речи, где основополагающими являются развитие чувства ритма с координацией общих движений с ритмическими единицами.
Речевой слух является речемыслительным процессом, одновременно приводящим в движение когнитивные и языковые структуры. Он опирается на формирование умения воспринимать и воспроизводить вербальные и невербальные звуки, а также на модально-специфические психические функции: слуховое внимание и слуховую память. Указанные компоненты развивают фонематический слух, а при одновременном совершенствовании интонационных характеристик речи, и речевой слух. Слуховое восприятие протекает активно и целенаправленно при устойчивом, концентрированном слуховом внимании, которое представляет собой «сосредоточение сознания на объектах с целью их наилучшего отображения» (Б.Г. Ананьев).
Главное значение для речеслуховой деятельности имеет произвольное внимание, возникающее в конце первого – начале второго года жизни. Формируется оно постановкой сознательной цели и поддерживается усилиями воли ребенка в процессе практической деятельности. Слуховое внимание определяется количеством прослушанных и воспринятых сигналов, по данным Е.Л. Черкасовой в норме у шестилетних детей объем слухового внимания в среднем составляет 480 знаков. Недостаточно развитое слуховое внимание затрудняет воспроизведение лингвистических и нелингвистических параметров речи, приводит к истощаемости и отказу от выполнения задания.
Для речевой реализации существенна память как долговременная, так и кратковременная (Е.С. Кубрякова). При восприятии речи активнее проявляются функции кратковременной памяти, поскольку устная речь должна восприниматься почти мгновенно и от слушающего требуется очень большое напряжение слуховой памяти в силу того, что ему необходимо сохранять в своем сознании весь речевой комплекс, в том числе и соответствующие акустические проявления интонации. Долговременной памяти свойственно не только сохранять информацию, хранить «эталон» акустического сигнала, но и постоянно ее накапливать, тем самым она приобретает большую значимость при воспроизведении речи. Речевой слух в процессе речевой деятельности выполняет не только функцию приема информации, но и контроля речи слухом говорящего и окружающих.
Недоразвитие речевого слуха проявляется в специфических ошибках устной речи и на письме. Анализ письменных работ позволил Н.И. Жинкину утверждать, что слабость их со стороны содержания, построения, синтаксиса и стиля объясняется неразработанностью речевого слуха учащихся. Именно вследствие того, что на культуру речевого слуха не обращают должного внимания в момент составления учащимися текстов, к седьмому классу у некоторых учеников недостаточно укрепляется интонационный стереотип разных оборотов предложения. Важным является понимание, что речевой слух и его компоненты необходимо развивать целенаправленно.

Мимическая гимнастика в постинсультном состоянии
ЦМР "Благополучие"
Инсульт может вызвать паралич лицевого нерва или частичную потерю мышечного контроля мимических мышц. Эти последствия инсульта затрудняют или делают невозможным речь, прием пищи, выражений эмоций и общей мимики лица. Специальные разработанные упражнения включают переподготовку воздействующую на ЦНС и нервные пути, помогая пациентам, перенесшим инсульт, восстановить или частично обрести мобильность лицевых мышц.
Уникальная база реабилитационных центров России
С удовольствием представляем Вам базу реабилитационных центров, созданных фондом "Правмир".
Все новости
Дорогие друзья! Наша анкета ориентирована прежде всего на пациентов, нуждающихся в реабилитации, их близких и родственников. Но Вы можете заполнить анкету даже если Вам лично или Вашим знакомым не требуется реабилитация.
Заполнить анкету